Получение компенсации за телесные повреждения, полученные во время нахождения под юрисдикцией правоохранительных органов

МЕТОДИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ

Редакционный совет:
А. Брестер,
А. Новикова,
Н. Таубина
Редактор:
Евгения Лавут
Ответственный редактор:
Асмик Новикова
Верстка:
О. Растегаева

Содержание

Введение

В этом пособии рассказывается о нетипичных для российского правоприменения подходе и технике юридической защиты людей, пострадавших от пыток и жестокого обращения. Техника нацелена на взыскание компенсации в российских судах за незаконное насилие в правоохранительных органах (включая места принудительного содержания) и предполагает ряд условий: телесные повреждения должны быть зафиксированы, виновные лица не найдены, а разумное объяснение со стороны государства того, как появились травмы, отсутствовать. При таких условиях техника позволяет обращаться в суды с иском к государству. В пособии даются рекомендации по подготовке такого иска и отстаиванию своей позиции в суде.

Указанный способ защиты – лишь один из нескольких, и применим в ситуации, когда травмы получены в период нахождения под юрисдикцией правоохранительных органов. Этот способ не исключает других правовых возможностей в области уголовного, гражданского процесса и подачу жалобы в Европейский Суд по правам человека.

Получение разного рода травм в момент и после задержания полицией, а также во время нахождения лиц в местах принудительного содержания — достаточно частое явление. К сожалению, далеко не всегда эти травмы появляются в результате законного применения физической силы или специальных средств. Наличие травм может быть как следствием уничижительного отношения к задержанным и заключенным, так и следствием систематического избиения с целью принудить к даче показания против себя или иных лиц, а попросту говоря – следствием пыток. И первый и второй варианты неприемлемы для правового государства.

С учетом высокой степени общественной опасности и латентности таких действий сотрудников правоохранительных органов травмы, полученные в период нахождения человека под властью правоохранительных органов, должны быть основанием для разного рода мер реагирования. В первую очередь речь должна идти о возбуждении уголовного дела и тщательном расследовании факта получения травм. Кроме того, необходимо говорить и о компенсации вреда человеку за полученные травмы, если только не будет доказано, что они получены не по вине правоохранительных органов. При этом компенсация, помимо некоторой восстановительной функции в отношении человека, играет роль своеобразного указателя государству на его ошибки: в том или ином виде такие компенсации должны служить сигналом государству о необходимости устранить причины нарушения прав человека.

К сожалению, даже при наличии зафиксированных телесных повреждений у человека, который был задержан сотрудниками правоохранительных органов и некоторое время находился под их юрисдикцией, добиться возбуждения уголовного дела очень сложно. А это, в свою очередь, в условиях российской правовой реальности закрывает путь к получению компенсации, т. к. российское законодательство и практика его применения связывают возможность взыскать компенсацию с наличием конкретного виновного лица, в отношении которого вынесен приговор[1].

Единственным доступным способом защиты своих прав в этой ситуации остается обращение в Европейский Суд по правам человека. Однако последнее требует соблюдения ряда условий для приемлемости жалобы, достаточно длительного ожидания, а также правового сопровождения процесса рассмотрения жалобы. Далеко не всегда жертва незаконного насилия располагает такими ресурсами.
____________________

[1] В основном с опорой на п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».

Жертвы пыток и иного насилия со стороны правоохранительных органов должны получить доступ к более оперативному способу признания нарушения прав человека и присуждения компенсации на национальном уровне, а не только в международных инстанциях.

Европейский Суд по правам человека уже к середине 1990-х годов сформировал устоявшиеся подходы к присуждению компенсации и признанию нарушения статьи 3 Конвенции, которые в основе своей не поменялись до сих пор. Эти подходы не связаны с обязательным установлением виновного в причинении травм. Для компенсации, с точки зрения Европейского Суда, достаточно лишь факта необъясненных травм (с некоторыми оговорками, конечно), которые получены человеком в момент нахождения под юрисдикцией органов государства.

Работа над взысканием компенсации в российских судах за вред, полученный в период нахождения под юрисдикцией правоохранительных органов, началась в 2005 году в Красноярской организации «Общественный комитет по защите прав человека»[1]. Была сделана попытка перенести логику ЕСПЧ в поле нашего национального правосудия. Изначальные отказы судов сменились удовлетворенными исками в 2010 и 2012 годах. Чуть позже подобные решения появились в других регионах. Эта практика послужила основой для настоящего издания.

Применение предлагаемого способа защиты, с одной стороны, позволит хоть каким-то образом компенсировать человеку причиненный вред, с другой – увеличение случаев взыскания компенсации может изменить сложившие подходы государства к обеспечению прав человека, а также укрепить готовность граждан не скрывать случаи незаконного насилия со стороны правоохранительных органов, а требовать восстановления своих прав. Заметим также, что предлагаемый способ защиты – один из нескольких в ситуации получения травм под юрисдикцией правоохранительных органов. Этот способ не исключает других правовых возможностей в области уголовного процесса и подачи жалобы в ЕСПЧ.

Сама методичка построена таким образом, что технология раскрывается последовательно – от самых главных и простых тезисов до отдельных рекомендаций по ведению процесса в национальных судах. В конце вы найдете приложения в виде поданных исков, вынесенных решений и других материалов, которые могут быть полезны для обращения в суд.
______________________

[1] Комитет основан в 1994 году как Фонд «Правовая защита». Был переименован в 1997 году. Создателем и руководителем организации до 2007 года был д.ю.н., профессор, известный правозащитник Александр Соломонович Горелик (1931–2007). Основные направления деятельности Комитета сегодня: правовые консультации осужденных в исправительных колониях (в том числе дистанционно, по переписке); участие в воспитательной работе с осужденными; социально-адаптационная работа с несовершеннолетними, отбывающими наказания в местах лишения свободы и др. В составе комитета на данный момент в основном преподаватели, аспиранты, студенты Юридического института Сибирского федерального университета.

Краткий обзор (паспорт технологии)

Что предлагается?
Взыскивать компенсацию с государства в том случае, если лицо получило травмы под юрисдикцией органов государства, но конкретное виновное должностное лицо не установлено.

В каком порядке?
В порядке гражданского судопроизводства, предъявив иск к государству в лице Министерства финансов РФ.

О каких ситуациях идет речь?
1. Когда лицо было задержано правоохранительными органами и после задержания у него появились телесные повреждения;
2. Когда лицо получило травмы после помещения в места принудительного содержания.
Обе ситуации являются подходящими для обращения в суд — при условии, что государство в лице своих органов не может:
• доказать законность получения повреждений или
• исключить виновность должностных лиц (в том числе путем расследования уголовного дела).

При каких условиях такое взыскание − неподходящий способ?
1. Если вред причинен непосредственно при задержании с применением силы (доказывание здесь выстраивается иначе, чем
в предлагаемом процессе: нужно устанавливать соразмерность действий правоохранительных органов).
2. Если нет никакой фиксации полученных повреждений, а их наличие в прошлом подтверждается только словами заявителя или
очевидцев.

Возможна ли подача иска о компенсации, когда по этому же факту расследуется уголовное дело против сотрудников правоохранительных органов?
Теоретически возможна. Однако, в зависимости от ситуации, у суда появляются основания для приостановления производства по
делу ввиду невозможности его рассмотреть до разрешения другого дела, рассматриваемого в уголовном производстве (ст. 215 ГПК РФ).

Возможно ли такое взыскание при поданной жалобе в ЕСПЧ?
1. Возможно, но существует риск, что в случае присуждения справедливой компенсации на национальном уровне будет потерян статус жертвы по статье 3 Конвенции. В случае присуждения несправедливой компенсации статус жертвы сохраняется. Кроме того, в случае присуждения компенсации за телесные повреждения национальным судом возможна подача жалобы в ЕСПЧ на неэффективное расследование случая незаконного применения физической силы (ст. 13 Европейской Конвенции).

Есть ли удачные примеры такого взыскания?
Красноярский край, Пермский край, Иркутская область.

Обоснование позиции (общая схема)

Для обоснования своей позиции в иско вом заявлении достаточно привести доказательства следующих фактов:
• Факт отсутствия телесных повреждений до задержания (или до возможного причинения вреда – если лицо находится в местах содержания под стражей или в исправительном учреждении).
• Факт наличия телесных повреждений, зафиксированных в момент нахождения под юрисдикцией правоохранительных
органов.

Если вы можете доказать эти факты, то у государства, в свою очередь, появляется обязанность доказать, что повреждения возникли не по вине должностных лиц. Если государство не может предоставить исчерпывающего объяснения (то есть доказать, что, например, заявитель сам себе причинил травмы или был избит сокамерниками, и доказать, не оставляя разумных сомнений в обратном), то возникает основание для подачи иска о компенсации.

Чем доказываются данные факты со стороны заявителя?
Медицинскими документами, документами из материалов доследственной проверки или уголовного дела, фото- и видеозаписями,показаниями свидетелей и другими доказательствами.

Имеет ли значение то, что по факту причинения повреждений вынесено постановление об отказе в возбуждении
уголовного дела или уголовное дело по этому факту прекращено?
Нет. Если только в этих процессуальныхактах не изложено исчерпывающее, не вызывающее сомнений объяснение того, как именно получены травмы. Компенсация взыскивается и в случае, если конкретное виновное лицо не установлено.

Правовое обоснование

Обязательность применения права Европейского Суда российскими судами

В соответствии с позицией Верховного Суда России суды при обращении к положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ЕКПЧ) обязаны руковод-ствоваться толкованием, которое содержится в постановлениях Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ).

Абзац 3, п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации»:

Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении Российской Федерации (статья 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней»). Поэтому применение судами вышеназванной Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Кроме того, признание юрисдикции ЕСПЧ означает, что Россия как сторона Конвенции и как страна-ответчик обязуется исполнять постановления ЕСПЧ. Исполнение постановлений ЕСПЧ подразумевает усилия и действия государства, направленные на обеспечение стандартов соблюдения прав человека на практике. Это, в первую очередь, деятельность государства по исполнению мер общего характера, которые следуют из постановлений ЕСПЧ. Меры общего характера направлены как на решение систематических проблем, порождающих одни и те же нарушения прав человека, так и на исключение в будущем ситуаций, создающих нарушения конвенциональных прав. Если какая-то ситуация, признанная нарушением прав человека, уже была рассмотрена ЕСПЧ, предполагается, что государство приложит усилия, чтобы такая ситуация не возникала вновь. Одним из способов исполнения мер общего характера является применение национальными судами толкования Конвенции при рассмотрении дел, соотнесение национальной судебной практики с практикой ЕСПЧ.

Возложение бремени доказывания на государство

В части 1 статьи 56 ГПК РФ говорится: каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. В соответствии с частью 1 статьи 11 ГПК РФ суд обязан разрешать гражданские дела на основании Конституции РФ, международных договоров, федеральных конституционных законов.

В силу части 4 статьи 11 ГПК РФ, если международным договором установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены законом, суд при разрешении гражданского дела применяет правила международного договора.

Стандарты доказывания, вытекающие из постановлений ЕСПЧ, требуют возлагать бремя доказывания отсутствия вины сотрудников правоохранительных органов в причинении травм заявителю на государство.

Европейский Суд указывает на это в п. 61 Постановления по делу «Аксой против Турции», а также в пп. 31, 34 Постановления по делу «Рибич против Австрии», п. 50 Постановления Европейского суда по правам человека по делу «Менешева против Российской Федерации» и других. В данных постановлениях указывается, что обязанность доказывать факт получения истцом телесных повреждений не в результате каких-либо действий сотрудников правоохранительных органов возлагается на государство, и именно оно должно достоверно объяснить возникновение у заявителя полученных повреждений.

50. В случае, когда рассматриваемые события целиком или в большей части находятся в ведении властей, как в случае с лицами, находящимися под контролем властей в местах содержания под стражей, убедительные презумпции факта будут иметь место тогда, когда речь идет о телесных повреждениях, причиненных этим лицам во время их содержания под стражей. В действительности бремя доказывания может рассматриваться как возложение на власти обязанности предоставить достаточное и убедительное объяснение)1.

1 «Менешева (Menesheva) против Российской Федерации» (жалоба № 59261/00). Постановление ЕСПЧ от 09.03.2006.

Необязательность выявления виновного лица

Если в процессе расследования незаконность действий должностных лиц не будет выявлена или должностное лицо даже будет оправдано в суде, это не освобождает государство от ответственности по Конвенции.

34. Не вызывает сомнений, что г-н Рибич получил телесные повреждения, находясь под стражей в полиции, что в любом случае являлось противозакон-ным, поскольку он полностью находил-ся под контролем полиции. Оправдание полицейского Маркля судом, связанным принципом презумпции невиновности, не освобождает Австрию от ответ-ственности по Конвенции1.

Подобное обоснование приведено также в следующих делах ЕСПЧ в отношении России:
• «Рябцев против России» (RYABTSEV v. RUSSIA), № 13642/06 от 14/11/2013
• «Ляпин против России» (LYAPIN v. RUSSIA), № 46956/09 от 24/07/2014;
• «Великанов против России» (VELIKANOV v. RUSSIA) №4124/08 от 30/01/2014 и других.

1 «Рибич против Австрии» (жалоба №18896/91). Постановления ЕСПЧ от 4.12.1995.

Обязанность государства обеспечивать безопасность задержанных, подозреваемых и обвиняемых

Места принудительного содержания —
• установленные законом места отбывания административного задержания и административного ареста;
• места отбывания дисциплинарного ареста;
• места содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых (следственные изоляторы уголовно-исполнительной системы, изоляторы временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел и пограничных органов федеральной службы безопасности);
• учреждения уголовно-исполнительной системы, исполняющие уголовное наказание в виде лишения свободы (далее — учреждения, исполняющие наказания);
• дисциплинарные воинские части, гауптвахты; центры временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей органов внутренних дел;
• учебно-воспитательные учреждения закрытого типа;
• специальные учреждения федерального органа исполнительной власти, осуществляющего правоприменительные функции, функции по контролю, надзору и оказанию государственных услуг в сфере миграции, или его территориального органа, предназначенные для содержания иностранных граждан и лиц без гражданства, подлежащих административному выдворению за пределы Российской Федерации или депортации, либо иностранных граждан и лиц без гражданства, подлежащих передаче Российской Федерацией иностранному государству в соответствии с международным договором Российской Федерации о реадмиссии, или иностранных граждан и лиц без гражданства, принятых Российской Федерацией от иностранного государства в соответствии с международным договором Российской Федерации о реадмиссии, но не имеющих законных оснований для пребывания (проживания) в Российской Федерации. (п.2 ст.2 ФЗ от 10.06.2008 № 76-ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания»).

Итак, видов мест принудительного содержания (МПС) достаточно много. Уже из самого их обобщенного названия видно, что нахождение там связано с волей государства и находящийся в них оказывается под юрисдикцией государственных органов. Это означает, что каждому, кто находится в МПС, гарантируется личная безопасность и физическая неприкосновенность (за исключением случаев, прямо предусмотренных законом). Любое появление у лица травм в период его нахождения в МПС должно повлечь убедительное и подробное объяснение их происхождения, а также ответственность, если не будет доказано (именно доказано, а не допущено предположение), что лицо намеренно и самостоятельно причинило себе телесные повреждения, что должностные лица (если они причинили повреждения) действовали законно, обеспечили личную безопасность и сделали все, чтобы предотвратить появление телесных повреждений. Ниже будет разобрана ситуация появления травм в изоляторе временного содержания (ИВС), следственном изоляторе (СИЗО) и учреждениях, исполняющих наказания в виде лишения свободы. Появление повреждений в момент нахождения именно в этих МПС является наиболее типичной ситуацией для нашей страны. Если вред причинен в других МПС, то, следуя представленной логике, необходимо опираться на специальные нормативные акты, регулирующие деятельность этих МПС.

В ситуациях, когда травмы получены во время нахождения в ИВС и СИЗО или учреждениях, исполняющих наказания в виде лишения свободы, правовое обоснование строится на безусловной обязанности государства обеспечивать гражданам полную безопасность.

Такая обязанность вытекает из статей 17 и 19 закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». В 17-й статье указано, что подозреваемые и обвиняемые имеют право на личную безопасность в местах содержания под стражей.

Статья 17. Права подозреваемых и обвиняемых. Подозреваемые и обвиняемые имеют право:
….
2) на личную безопасность в местах содержания под стражей;

Статья 19 предусматривает процедуру, которая на примере возможной угрозы жизни и здоровью содержащемуся под стражей со стороны других лиц подтверждает, что забота о личной безопасности есть обязанность должностных лиц, причем вне зависимости от обращения того или иного лица.

Статья 19. Право на личную безопасность. При возникновении угрозы жизни и здоровью подозреваемого или обвиняемого либо угрозы совершения преступления против личности со стороны других подозреваемых или обвиняемых сотрудники мест содержания под стражей обязаны незамедлительно принять меры по обеспечению личной безопасности подозреваемого или обвиняемого.

Кроме того, согласно статье 13 Федерального закона «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» (распространяется и на следственные изоляторы) учреждения обязаны: создавать условия для обеспечения правопорядка и законности, безопасности осужденных; обеспечивать охрану здоровья осужденных; обеспечивать режим содержания подозреваемых и обвиняемых, в отношении которых в качестве меры пресечения применено заключение под стражу, а также соблюдение их прав и исполнение ими своих обязанностей в соответствии с Федеральным законом «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». Подобные положения, как правило, дублируются в уставах учреждений.

Все это говорит об обязанности государства сделать все, чтобы те, кто находится под стражей или отбывает наказание, не получили ни единого повреждения. Невыполнение этой обязанности порождает право на получение компенсации. Стоит отметить, что за случаи самоповреждения государство ответственности не несет. Но последнее должно быть убедительно доказано.

Сказанное в полной мере согласуется с позицией ЕСПЧ. В отношении заключенных Европейский Суд подчеркивал, что лица в заключении находятся в уязвимом положении и власти обязаны защищать их.

72. Европейский Суд напоминает, что государство несет ответственность за благополучие всех лиц, содержащихся под стражей. Такие лица находятся в уязвимом положении, и власти обязаны защищать их. Имея в виду обязанность властей предоставить объяснение травм, причиненных лицам, находящимся под их контролем под стражей…1

Взыскивая компенсацию за получение телесных повреждений при нахождении в СИЗО, Пермский областной суд сослался на такое же положение, высказанное ЕСПЧ в деле «Трубников против России» (см. Апелляционное определение из Приложения 3).

1 «Чернецкий (Chernetskiy) против Российской Федерации» (жалоба N 18339/04). Постановление ЕСПЧ от 16.10.2014.

Принимая решение, суд первой инстанции обоснованно указал на наличие вины ФКУ СИЗО-** ГУФСИН России по Пермскому краю, которая состоит в ненадлежащем исполнении возложенных на него в силу ФЗ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные на-казания в виде лишения свободы» и Устава учреждения обязанностей по обеспечению лич-ной безопасности и охраны прав и законных интересов истца. Вследствие ненадлежащего исполнения указанных обязанностей, необеспечения безопасности истца, недостаточности принятых мер, направленных на охрану жизни и здоровья истца как лица, содержащегося в учреждении по принуждению государства, стало возможным причинение неустановленным лицом тяжкого вреда здоровью истца.

При этом ни форма вины учреждения, ни то обстоятельство, что лицо, непосредственно причинившее телесные повреждения истцу, не установлено, правового значения не имеет, поскольку истец был по принуждению государства изолирован от общества и его содержа-ние поручено в данном случае ФКУ СИЗО-** ГУФСИН России по Пермскому краю….

Выводы суда согласуются с положениями Конвенции о защите прав человека и основ-ных свобод, а также с правовой позицией, отраженной в Постановлениях Европейского Суда по правам человека
.…
В Постановлениях Европейский Суд по правам человека указывал (в том числе Поста-новление ЕСПЧ от 05.07.2005 г. «Трубников против Российской Федерации»): первое пред-ложение пункта 1 статьи 2 Конвенции предписывает государствам не только воздерживаться от умышленного и незаконного лишения жизни, но также предпринимать надлежащие шаги для сохранения жизней тех, кто находится под их юрисдикцией. Лица в заключении находятся в уязвимом положении, и власти обязаны защищать их.

Сбор доказательств

При наличии предположения о том, что человек получил травмы, пострадав от незаконных действий сотрудников правоохранительных органов (или от иных лиц, но по прямому указанию или с попустительства сотрудников), – необходимо в максимально короткие сроки обратиться с заявлением о возбуждении уголовного дела в Следственный комитет России.

Своевременное (быстрое) сообщение о преступлении важно по двум причинам. Во-первых, это позволит правоохранительным органам (даже если уголовное дело не будет возбуждено) максимально быстро собрать информацию, которая способна отразить следы избиения: еще есть возможность исследовать сами травмы, больше шансов получить «свежие воспоминания» от очевидцев, найти различную информацию, значимую для дела.

Во-вторых, все-таки сохранятся шанс на то, что уголовное дело возбудят. Но даже в случае отказа в возбуждении уголовного дела в вашем распоряжении оказываются материалы доследственной проверки (ст.144 УПК РФ).

В материалах доследственной проверки может содержаться вся необходимая информация для обращения в суд: объяснения очевидцев, медицинские документы, данные о перемещении задержанного лица и т.п.

Практика также показывает, что несвоевременное сообщение о получении травм во время нахождения под юрисдикцией правоохранительных органов может быть интерпретировано не в пользу пострадавшего во время дальнейших разбирательств.

В том случае, если уголовное дело по факту обнаружения телесных повреждений было возбуждено, а позднее прекращено, материалы прекращенного дела являются не менее ценным источником информации и должны быть изучены. При этом не важно, по какой статье уголовного кодекса было возбуждено дело, главное, чтобы дело было возбуждено по факту наличия телесных повреждений, которые, по мнению заявителя, были причинены должностными лицами или иными лицами по их прямому указанию.

Так, по делу Чехлова 18 мая 2009 года дознаватель возбудил уголовное дело по факту причинения 27 января 2009 г. побоев (ст.116 УК РФ) гр. Чехлову Е.В. неустановленным лицом в камере № 30 ИВС ГУВД по Красноярскому краю. Позднее дело было прекращено, но его материалы послужили веским доказательством того, что повреждения возникли именно в момент нахождения Чехлова под юрисдикцией государства. (см. Приложение 2).

Важно. Европейский Суд при рассмотрении жалоб на пытки и жестокое обращение учитывает, насколько последовательны были жалобы и объяснения пострадавшего лица. Поэтому обращение в правоохранительные органы и дальнейшее отстаивание своей версии в рамках доследственной проверки или уголовного дела должно соответствовать действительности во всех деталях, быть максимально подробным и непротиворечивым. Если заявитель в разное время называет разные даты, места, людей, способы причинения вреда, говоря об одном событии, – это может негативно оцениваться как при рассмотрении жалобы в ЕСПЧ, так и при рассмотрении иска в российском суде.

Так, в решении о приемлемости по делу «Павел Александрович Ксензов (Pavel Aleksandrovich Ksenzov) против Российской Федерации»1 ЕСПЧ указал, что: «… заявитель не представил никаких других доказательств в подтверждение его утверждений. Хотя он и утверждал, что его сокамерники и его адвокат могли видеть следы его травм, полученных в результате избиения, он не представил показания этих свидетелей. В частности, адвокат заявителя не делал заявлений в связи с этим, и этот факт остается не проясненным. Наконец, описание событий, данное заявителем, слишком расплывчатое и путаное, в нем нет существенных деталей, таких как количество участвовавших в избиении лиц, точное место, где происходило предполагаемое жестокое обращение, его продолжительность, описание нанесенных травм и т.д. Соответственно, не имеется достаточных доказательственных оснований, чтобы прийти к выводу, что заявитель “вне разумных сомнений” был избит сотрудниками милиции во время его содержания под стражей, как он сам утверждал». В постановлении по делу «Менешева против России»2 ЕСПЧ подчеркнул важность последовательности и конкретики информации, представленной заявителем в обоснование своей версии случившегося.

1 Решение ЕСПЧ от 27.01.2005 г. по приемлемости жалобы № 75386/01.
2 «Менешева (Menesheva) против Российской Федерации» (жалоба № 59261/00). Постановление ЕСПЧ от 09.03.2006.

54. Принимая во внимание последовательные и подробные утверждения заявителя, подкрепленные медицинским заключением, и учитывая отсутствие какого-либо иного правдоподобного объяснения происхождения телесных повреждений, имевшихся у заявителя после освобождения ее изпод стражи, Европейский Суд согласился с утверждениями заявителя о жестоком обращении с ней со стороны сотрудников органов внутренних дел.

Пример из российской судебной практики.
В решении Советского суда г. Красноярска по иску Чехлова Е.В. (см. Приложение №2) судья, в частности, попыталась со ссылкой на постановления ЕСПЧ уличить истца в непоследовательных и неподтвержденных объяснениях, при этом удовлетворила иск частично.

Типичная ситуация обращения с иском

Весь дальнейший текст будет строиться на анализе типичной ситуации, когда после заявления о применении незаконного насилия была проведена проверка и вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Решив обратиться с иском в суд, мы оказываемся на территории гражданского процесса, где каждая сторона обязана самостоятельно доказывать те обстоятельства, на которые ссылается. Как было указано в предыдущем разделе, при подаче исков о возмещении вреда, причиненного в момент нахождения под юрисдикцией правоохранительных органов, бремя доказывания того, что вред причинен не по вине государства, все же лежит на самом государстве, ответчике. Но два факта обязан доказать именно истец, а именно:
• факт отсутствия телесных повреждений до задержания или до определенного момента (если лицо содержится в местах принудительного содержания);
• факт возникновения и наличия телесных повреждений у лица в момент нахождения под юрисдикцией правоохранительных органов.

Ниже рассказывается подробно, какими именно доказательствами можно подтвердить указанные факты.

1.Факт отсутствия телесных повреждений до задержания или до определенного момента (если лицо содержится в местах принудительного содержания) может подтверждаться[1]: 

  • медицинскими документами о состоянии здоровья, которые были составлены незадолго до задержания. Случай достаточно редкий, но возможный. Лицо могло быть на приеме у врача до задержания, проходить осмотр перед допуском на работу и т.п.
  • объяснениями сотрудников правоохранительных органов. Такие объяснения, как правило, в избытке содержатся в материалах проверки по заявлению о применении незаконного насилия. Очень часто в этих объяснениях сотрудники специально указывают, что повреждений на задержанном не видели. Заявитель имеет право знакомиться со всеми материалами доследственной проверки:

________________________

[1] Перечень возможных доказательств не является исчерпывающим.

Определение Конституционного Суда РФ от 06.07.2000 № 191-О
«По жалобе гражданина Луценко Николая Максимовича на нарушение его конституционных прав частью третьей статьи 113 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР» констатирует прямое действие ч.2 ст.24 Конституции РФ о праве на информацию и, в частности, подтверждает право заявителя знакомиться с материалами доследственной проверки, проведенной по его заявлению.

Ст.24 (п. 2) Конституции РФ
Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.

Пример из российской судебной практики.
Так, в деле Сакович М.Н. в качестве доказательств были приведены многочисленные объяснения должностных лиц о том, что при задержании и доставлении в отдел милиции у Сакович М.Н. повреждений не было. Более того, не зафиксировали их и в ИВС, однако немного позже была назначена судебно-медицинская экспертиза, которая установила наличие травм. Ответчику было предложено объяснить их происхождение, объяснений не последовало.

  • материалами основного уголовного дела. Речь идет о деле, в рамках которого был задержан заявитель. Очень часто жалобы на применение насилия фиксируются и проверяются параллельно доследственной проверке и в основном уголовном деле. Например, следователь может задавать должностным лицам – свидетелям – вопросы о физическом состоянии задержанного. Кроме того, если основное уголовное дело уже рассматривалось в суде, в протоколах судебного заседания также могут быть зафиксированы показания различных лиц о физическом состоянии заявителя.

Пример из российской судебной практики. 
Из искового заявления по делу Сакович (см. Приложение 1), где разбираются протоколы судебного заседания по обвинению Сакович в преступлении, за которое она была задержана:

В протоколе судебного заседания от 1.02.2008 зафиксированы показания Козлова В.В., который на вопрос о телесных повреждениях при задержании ответил: «Я не видел. На улице темно было». При задержании, согласно показаниям Козлова В.В., Сакович только блокировались руки, т.е. ее руки держались на расстоянии от нее. Держал руки точно не Козлов В.В.

Далее целый ряд лиц показал, что Сакович не имела телесных повреждений, находясь в ЛОВД. Это показала кинолог Сухарева, которая досматривала Сакович и прямо указала, что телесных повреждений на ней не видела, это же пояснила понятая Хирова в заседании 27.03.2008. На вопрос прокурора о повреждениях на лице и теле она ответила, что их на Сакович не было.

Следователь Горлова также указала в заседании 05.05.2008, что на Сакович никаких телесных повреждений не было.

  • показаниями свидетелей (имеется в виду допрос свидетелей в рамках гражданского дела). Время наблюдения человека свидетелями должно быть максимально приближенным к задержанию или моменту фиксации травм. Кроме того, нужно учитывать локализацию повреждений и время контакта свидетелей с истцом до задержания. Локализация повреждений может быть недоступна для простой визуальной фиксации, например, в темноте или зимой при наличии верхней одежды.
  • фотографии или видеозаписи. В современном мире остается много фото- и видеоследов, сделанных с помощью различных гаджетов. Не исключено, что незадолго до задержания (или даже во время задержания) лицо было сфотографировано или снято на видео.
  • актами медицинского освидетельствования при помещении в изолятор временного содержания, в которых зафиксировано отсутствие телесных повреждений. В соответствии с Правилами внутреннего распорядка ИВС такие акты составляются при наличии повреждений, но, как правило, их составляют и для указания того, что повреждений нет. Такие же акты составляются при каждом выдворении лица из ИВС и новом помещении лица после выдворения.

Приказ МВД России от 22.11.2005 № 950 (ред. от 18.10.2012) «Об утверждении Правил внутреннего распорядка изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел»
П.5. При наличии у принимаемого лица телесных повреждений составляется акт об их наличии, который подписывается дежурным ИВС, должностным лицом, доставившим задержанного, обвиняемого, и самим доставленным, которому вручается копия этого акта.

Приказ МВД РФ № 1115, Минздрава РФ № 475 от 31.12.1999 «Об утверждении Инструкции о порядке медико-санитарного обеспечения лиц, содержащихся в изоляторах временного содержания органов внутренних дел»:
П. 27. Всем убывающим из ИВС (в том числе и транзитным) медицинским работником ИВС проводится обязательный медицинский осмотр для определения годности к условиям этапирования. Результаты осмотра оформляются медицинской справкой о состоянии здоровья каждого убывающего, которая приобщается к его личному делу.

  • данными журнала медицинских осмотров в ИВС. Этот журнал ведется обязательно. В течение первых суток пребывания в ИВС должен проводиться первичный медицинский осмотр всех вновь поступивших лиц. В дальнейшем осмотр проводится, как правило, ежедневно.

Приказ МВД РФ № 1115, Минздрава РФ № 475 от 31.12.1999 «Об утверждении Инструкции о порядке медико-санитарного обеспечения лиц, содержащихся в изоляторах временного содержания органов внутренних дел»:
П. 9. В течение первых суток пребывания в ИВС проводится первичный медицинский осмотр всех вновь поступивших с целью выявления лиц с подозрением на инфекционные заболевания, представляющих опасность для окружающих, и больных, нуждающихся в скорой медицинской помощи. При этом обращается особое внимание на наличие проявлений кожных, венерических, психических заболеваний, пораженность педикулезом, чесоткой.

Осмотр проводится медицинским работником в медицинском кабинете. Регистрация больных и лиц, предъявляющих жалобы на состояние здоровья, осуществляется в журнале медицинских осмотров лиц, содержащихся в ИВС.

  • аналогичным образом проходит прием новых лиц в СИЗО или исправительное учреждение с обязательным медицинским осмотром. Эти документы также могут подтверждать отсутствие травм на определенный момент.

Приказ Минюста России от 14.10.2005 № 189 «Об утверждении Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы»:
П. 16. При поступлении в СИЗО подозреваемые и обвиняемые проходят первичный медицинский осмотр и санитарную обработку. Первичный медицинский осмотр, а также необходимое обследование осуществляет дежурный врач (фельдшер) СИЗО с целью выявления больных, требующих изоляции и (или) оказания неотложной медицинской помощи. Результаты осмотра, проведенных лечебно-диагностических мероприятий вносятся в медицинскую амбулаторную карту.

В случае выявления у подозреваемого или обвиняемого телесных повреждений, позволяющих полагать, что вред здоровью гражданина причинен в результате противоправных действий медицинским работником, кроме записей об этом в медицинской амбулаторной карте составляется соответствующий акт, который подписывается дежурным помощником и начальником караула, доставившим подозреваемого или обвиняемого. Пострадавшему предлагается дать письменное объяснение об обстоятельствах получения им телесных повреждений. О данном факте дежурный помощник письменно докладывает начальнику СИЗО либо лицу, его замещающему.

 

Приказ Минюста России от 03.11.2005 № 205 «Об утверждении Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений»:
П. 6. После полного обыска осужденные проходят комплексную санитарную обработку в соответствии с требованиями настоящих Правил (глава XIX) и размещаются в карантинном отделении, где в суточный срок проходят медицинский осмотр, и за ними устанавливается медицинское наблюдение продолжительностью до 15 суток. При выявлении в этот период инфекционных больных они немедленно изолируются в медицинской части, больнице, и в учреждении проводится комплекс противоэпидемических мероприятий.

Как правило, медицинские документы об отсутствии травм – самые надежные доказательства для суда.

Сложная ситуация

Если травмы были получены до помещения в ИВС или иное место принудительного содержания, но в медицинских документах травмы не зафиксированы – как это влияет на формирование позиции по делу?

Если в дальнейшем травмы все же были зафиксированы, то тогда их отсутствие в ранних документах ставит государство в неловкое положение, так как есть документы, где указано, что травм нет, а потом травмы появляются. В суде это должно стать проблемой ответчика – объяснить происхождение травм. У ответчика возникает выбор: либо признавать ложность, например, акта о помещении в ИВС, либо соглашаться с тем, что повреждений при поступлении в учреждение действительно не было. В дальнейшем (в случае отказа в возбуждении уголовного дела и наличия объяснений заявителя в материалах проверки) при рассмотрении гражданского иска заявитель вообще не должен раскрывать детали получения травм, но должен требовать от государства объяснить их. Об этом подробнее будет рассказано далее.

Пример из российской судебной практики.
Так, в деле Чехлова Е.В. истец, согласно своим заявлениям ранее, был избит до помещения в ИВС. Однако при поступлении Чехлова в ИВС зафиксировали, что травм нет. Но позже травмы были зафиксированы в журнале медицинских осмотров ИВС. Ответчику было предложено объяснить данный факт, но объяснения со стороны государства не последовало.

2. Факт наличия телесных повреждений 

Данный факт может подтверждаться только документально. Подтвердить наличие повреждений собственными объяснениями или показаниями свидетелей нельзя.

В первую очередь нужна документация мест принудительного содержания, в которой зафиксированы травмы (акты, журналы, справки). То есть речь идет о всех тех документах, о которых подробная информация была выше, так как логично, что если в них может быть зафиксировано отсутствие телесных повреждений, то должно быть зафиксировано и их наличие, а также (перечень не исчерпывающий):

  • документы скорой медицинской помощи, если она вызывалась к задержанному;
  • данные судебно-медицинской экспертизы, если на нее направляли задержанного через небольшой промежуток времени после задержания;
  • протокол освидетельствования, проведенного дознавателем или следователем;
  • фото- и видеодоказательства. Это может быть съемка, осуществленная, например, адвокатом или членами общественно-наблюдательной комиссии;
  • если заявитель был помещен в медицинское учреждение в течение небольшого промежутка времени после задержания, необходимо получить данные о состоянии здоровья из этого медучреждения.

ОНК — это Общественные наблюдательные комиссии, созданные в рамках Федерального закона № 76-ФЗ от 10.06.2008 г. «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания». Члены ОНК занимаются общественным контролем за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания. Члены ОНК могут беспрепятственно входить в любые МПС без разрешения начальника. Посещения носят уведомительный характер, когда члены ОНК за день (а порой и за час) уведомляют об этом начальника данного учреждения. Более того, члены ОНК вправе использовать средства видеофиксации — фотоаппараты и видеокамеры[1]. Информация с сайта http://onk.su (с сокращениями).
____________________

[1] Подробнее см. http://onk.su

Итак, при первой же возможности необходимо принять все меры к сбору информации об отсутствии телесных повреждений до задержания или определенного момента (когда лицо уже содержится в местах принудительного содержания) и об их появлении в момент нахождения во власти правоохранительных органов.

Материалы доследственной проверки — самый важный источник доказательств для иска о компенсации за появление травм. В этом материале может содержаться большая часть нужной информации, о которой говорилось выше.

Остальные доказательства может получить сам заявитель, его законный представитель или адвокат. Если получить доказательства все же оказалось невозможным, то можно просить помощи у суда уже после подачи иска. Об этом – в следующем разделе.

Подготовка иска

Ответчики и третьи лица. Подсудность

1. Ответчик 

Российская Федерация в лице Министерства финансов РФ в лице Управления Федерального казначейства по субъекту РФ.

Согласно Гражданскому кодексу, вред в подобных случаях возмещается за счет казны Российской Федерации (ч.1 ст.1070). От имени последней выступают соответствующие финансовые органы (ст.1071).

Приказом Минфина России № 114н и Федерального казначейства № 9н от 25 августа 2006 года от имени казны Российской Федерации организация и судебное сопровождение исков возложены на управления Федерального казначейства по субъектам Российской Федерации.

Таким образом, по делам о взыскании денежных средств за счет казны Российской Федерации от ее имени должно выступать Министерство финансов, чьи интересы представляет Управление Федерального казначейства по соответствующему региону.

2. Привлечение иных соответчиков

Можно привлекать другие органы исполнительной власти в качестве соответчиков. Часть 3 ст. 158 Бюджетного кодекса РФ предусматривает, что

главный распорядитель средств федерального бюджета выступает в суде от имени Российской Федерации в качестве представителя ответчика по искам к Российской Федерации о возмещении вреда, причиненного физическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов или должностных лиц этих органов.

Перечень главных распорядителей бюджетных средств содержится в Приложении № 9 к Приказу Минфина России от 01.07.2013 № 65н «Об утверждении Указаний о порядке применения бюджетной классификации Российской Федерации». Среди таковых, в частности, указаны МВД РФ (№ 188) и ФСИН РФ (№ 320). Это означает, что оба этих ведомства как самостоятельно, так и в лице своих территориальных управлений по регионам могут быть привлечены в качестве ответчика.

Вопрос об их привлечении решается исходя из материалов каждого дела индивидуально, из тактических соображений, из желания заявителя. О рисках привлечения большого числа ответчиков (и третьих лиц) см. раздел «Рекомендации к выстраиванию позиции в суде».

Следует заметить, что суд может привлечь соответчиков по собственной инициативе, если он сочтет, что без их участия рассмотреть дело невозможно (ч.3 ст.40 ГПК РФ).

3. Подсудность

При подаче такого иска подсудность может быть максимально вариативная:

  1. По месту нахождения Управления Федерального казначейства. Кроме того, как правило, у УФК по субъекту есть территориальные подразделения в районах субъекта РФ. Соответственно, можно предъявлять иск по месту нахождения таких районных подразделений.
  2. По месту нахождения управления МВД РФ или ФСИН РФ по субъекту, если кто-то из них привлечен в качестве соответчика.

Следующие варианты подсудности связаны с тем, что подобные иски, как показывает практика, попадают под категорию «Иски о возмещении вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья». Поэтому появляются еще два варианта для подачи иска (ч. 5 ст. 29 ГПК РФ):

  1. По месту жительства истца.
  2. По месту причинения вреда.

Безусловно, можно подать исковое заявление по месту нахождения самих государственных органов в г. Москве – Минфин России, МВД России, ФСИН России.

 

4. Государственная пошлина

Для подачи иска не требуется выплачивать государственную пошлину (подпункт 3 п. 1 ст. 333.36 части второй Налогового кодекса РФ[1]).

 

5. Формирование доказательственной базы

В случае, если не удалось самостоятельно собрать все доказательства, можно вместе с иском заявить ходатайство об истребовании необходимых доказательств (ст. 57 ГПК РФ). Практика показывает, что суд самостоятельно, независимо от ходатайств сторон и до первого заседания, истребует материалы доследственной проверки по факту обнаружения телесных повреждений или материалы прекращенного уголовного дела, если оно было возбуждено. Рекомендуется при подаче иска одновременно подать и ходатайство об истребовании доказательств, среди которых обязательно указать и эти материалы. Это существенно сэкономит время, если суд все же решил до первого заседания ничего не истребовать по своей инициативе.

Если в связи с событиями, которые привели к появлению травм у истца, ранее было все-таки возбуждено уголовное дело, которое потом было прекращено, то истец сохраняет право на доступ к материалам этого уголовного дела и может их тоже затребовать.

Если у вас есть только копии каких-либо документов, нужно сразу попросить суд истребовать оригиналы (ст. 67 ГПК требует от суда сравнения копии и оригинала письменного документа).

Стиль написания иска у каждого самостоятелен, каждое дело очень индивидуально, поэтому мы не приводим подробных рекомендаций к порядку изложения событий, повлекших нарушение права, обоснования морального вреда и т.п. При соблюдении тех основных рекомендаций, что даны ранее и будут даны ниже, конкретные формулировки и структура иска не играют ключевой роли. Кром того, примеры исковых заявлений есть в Приложениях 1 и 2, что может послужить подспорьем в написании собственного текста.
____________________

[1] См. также п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина».

Рекомендации к выстраиванию позиции в суде

1. Общие рекомендации

  • В самом начале судебного процесса важно очень четко обозначить предмет доказывания, свое видение бремени доказывания, указать, какие факты и почему следует доказывать.
  • Подробно разбирать ситуацию с причинением травм не нужно. Это не предмет судебного рассмотрения в ситуации такого иска. Если у ответчиков возникает желание выяснять подробности причинения или появления травм, то им можно предложить изучить материалы проверки или уголовного дела за пределами гражданского процесса.
  • Важно всегда удерживать судебное разбирательство в заданных иском рамках, не давать возможности перейти к поиску виновных, фактическому установлению состава преступления и т.п.
  • Знать точные страницы материалов проверок/уголовного дела, где содержатся нужные доказательства.
  • Ответчику адресован только один вопрос – «Каковы ваши объяснения полученных травм?»
  • В случае, если суд все же привлечет к участию в разбирательстве конкретных сотрудников, неверно вступать с ними в спор и предъявлять претензии. Обращаясь к сотрудникам, можно уточнять их мнение о том, откуда возникли телесные повреждения.

 

2. Специфика выстраивания позиции в суде

Поведение в суде по такого рода делам достаточно специфично. Это связано с тем, что для суда эта категория споров новая и судьям не совсем понятно, о чем идет речь и что нужно разбирать в судебном заседании. Судьи и ответчики начинают выяснять все обстоятельства возникновения травм, спрашивать, когда и как получены повреждения, разбираться в деталях, не важных для предмета иска.

Например, начинается подробное выяснение вопросов, кто и как задерживал, кто конкретно избивал, выясняются обстоятельства задержания, избиения, перемещения лица и многое другое. Но такое выяснение было бы характерно для уголовного дела, а не для гражданского, где требуется всего лишь получить внятное объяснение причин появления травм.

Поэтому очень важно донести до суда в самом начале процесса, что истец будет доказывать только два факта:

  • факт отсутствия телесных повреждений до задержания или до определенного момента (если лицо содержится в местах принудительного содержания);
  • факт возникновения и наличия телесных повреждений у лица в момент нахождения под юрисдикцией правоохранительных органов.

Объяснить то, как образовались эти повреждения – обязанность ответчика/ответчиков. В этой связи в рамках судебного рассмотрения полезно будет удерживать следующие позиции:

  • Мы не оспариваем ни конкретные действия должностных лиц, ни принятые решения об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела и т.п.
  • Мы никого конкретно не хотим обвинить здесь и сейчас в причинении травм истцу.
  • Мы не отказываемся от наших заявлений в правоохранительные органы. То, что мы писали – наша версия получения травм. Если уголовного дела нет, то это может означать, что версия не подтвердилась. Сейчас мы просим ответчиков представить их версию происхождения повреждений. Пока этого нет, мы верим в нашу версию, но обсуждать ее в деталях здесь не намерены. Это нужно делать в рамках уголовного процесса.
  • Мы не принимаем необоснованных версий и предположений о получении травм (например, «сам упал» и т.п.), мы настаиваем на убедительной и доказанной версии, исключающей разумные сомнения.

В ходе процесса нам важно разобраться, когда возникли повреждения, и услышать объяснение государства по этому поводу. Если государство сможет предоставить такие объяснения, то в иске должно быть отказано. Если таких объяснений не будет предъявлено, то иск нужно удовлетворить.

Удерживание этих позиций помогает судье в условиях необычного иска понять, что требуется для разрешения дела. Как только процесс наполняет подробная информация о задержании, избиении и т.п.,  ответчик тут же апеллирует к материалам проверки или прекращенного уголовного дела, а это может затруднить удержание рамки процесса.

Ссылки ответчика на то, что ему важно знать, кто причинил повреждения, чтобы предъявить регрессный иск, являются несостоятельными, так как предъявить такой иск они могут, только когда виновное лицо будет установлено, а это возможно только в рамках уголовного дела. Об этом мы писали выше. В случае заявления подобных аргументов можно рекомендовать ответчику дождаться вынесения решения и в случае удовлетворения иска решать вопрос о возбуждении или возобновлении производства по уголовному делу, так как при применении незаконного насилия только в уголовном процессе может быть установлено виновное лицо. 

Сложная ситуация: ответчик просит суд привлечь как можно больше третьих лиц.

Желание привлечь как можно больше третьих лиц (в основном оно высказывается и поддерживается ответчиком, более того, Минфин России, по сути, обязал своих представителей заявлять ходатайства о привлечении третьих лиц[1]) действительно может стать большой трудностью. В качестве третьих лиц, на чьи права якобы влияет процесс, суд может привлекать региональные управления МВД (если они не выступают в процессе как представитель ответчика), отдел полиции, следственный отдел и даже самих сотрудников, которые рассматриваются как косвенно причастные к причинению вреда. Последнее особенно неприятно, так как вызов в суд может серьезно нервировать этих людей, а это, в свою очередь, может привести к давлению на истца как за пределами зала заседаний, так и непосредственно в суде.

Большое количество третьих лиц создает ситуацию множества версий и «коллективного думания» о том, где же и как могли случиться травмы у истца. Складывается ситуация, когда истец оказывается один против множества представителей государственных органов. Это к тому же затрудняет ведение процесса с точки зрения предоставления большого числа копий, возможности отложить заседание из-за неявки кого-либо из третьих лиц и т.п.

Как правило, просьба о привлечении третьих лиц со стороны государства обосновывается частью 3.1 статьи 1081 ГК РФ. Норма говорит, что в случае возмещения государством вреда по основаниям, предусмотренным статьями 1069 и 1070 ГК РФ, а также по постановлением Европейского Суда по правам человека, имеется право регресса к тому, чьи незаконные действия или бездействие привели к возмещению вреда со стороны государства. Именно поэтому, указывает в своих ходатайствах Минфин России, нужно привлечь в качестве третьих лиц всех, кто может быть виновен в возможном причинении вреда истцу.

Однако для предъявления регрессного требования необходимо, чтобы был установлен конкретный виновный. Иск же о компенсации, который заявляется нами, не предусматривает доказывания вины конкретных виновных при его удовлетворении. Компенсация будет взыскана без указания виновных лиц. Установить виновных в незаконном причинении вреда здоровью можно, пожалуй, только в ходе уголовного судопроизводства.

По этим основаниям рекомендуется возражать ответчику в ответ на его ходатайство о привлечении третьих лиц.
____________________

[1] Письмо Минфина России от 03.10.2014 № 08-04-06/3395 «Об организации работы по представлению интересов Минфина России в судах».

Однако мы не исключаем, что привлечение большого числа соответчиков и третьих лиц может быть желанием заявителя или использоваться в тактических целях. Такая мысль была высказана в ходе обсуждения описываемой технологии на семинарах с адвокатами и юристами правозащитных организаций. В целях повышения уровня освещения процесса в СМИ или при желании лично задать вопросы в суде представителям правоохранительных органов или конкретным сотрудникам возможно привлечение как можно большего числа участников процесса. При этом надо быть готовым к минусам такой ситуации, описанным выше.

3. Подготовка истца

Вопрос о том, необходимо ли прямое участие в судебном рассмотрении дела самого истца, должен решаться индивидуально для каждого дела. Это связано как с особенностями личности самого истца, так и с трудностями, препятствующими его физическому присутствию на суде.

Например, иногда участие истца невозможно из-за того, что он содержится в исправительном учреждении. Или же истец по состоянию здоровья не может выдержать судебное разбирательство или добраться до суда. Нередко истец психологически не готов к участию в процессе.

Но мы все же рекомендуем добиться того, чтобы истец лично был в суде и, хотя бы единожды, дал полноценные объяснения для суда. С учетом того, что заявляется иск о компенсации именно морального вреда, а последний так или иначе привязан к личностным характеристикам, то такое участие очень важно для справедливого разрешения спора. В противном случае суд будет оценивать моральный вред, имея дело не с пострадавшим человеком, а только с набором документов.

Подготовка истца к участию в судебном рассмотрении

С человеком необходимо провести предварительную беседу, так как он должен разделять те же позиции, что и его представитель.

Истцу важно объяснить, что:

  • в этом процессе мы не можем никого обвинять в преступлении (так как есть официальные решения, исключившие уголовное преследование);
  • не следует рассказывать о подробностях самого избиения – это может только навредить процессу, так как будет замещен предмет иска.

Истец не должен реагировать на возможные, в том числе не намеренные, провокации и много рассказывать и объяснять, что и как с ним произошло. Основное правило — максимальная сдержанность в объяснениях. Если приходится вкратце описывать события произошедшего, нужно постоянно указывать на то, что у него есть только «версия» произошедшего и просьба к государству объяснить, откуда повреждения. Это ключевые рамки поведения, которые могут помочь отстоять процесс в заданном русле. Если очень кратко сформулировать объяснения истца, то это может выглядеть так:

«По моей версии со мной произошло следующее … (очень краткий рассказ о ситуации получения травм) … Но моя версия не находит подтверждения, поэтому прошу государство с доказательствами пояснить, откуда у меня повреждения. Если такового пояснения не последует, прошу признать нарушение и взыскать компенсацию в указанном размере». 

Безусловно, частью объяснений должно стать хоть какое-то обоснование суммы морального вреда через указания на характер травм и место их получения – в правоохранительных органах человек должен чувствовать себя максимально защищенным.

Обжалование решения

В случае, если в иске отказали полностью, игнорируя аргументацию, основанную на постановлениях ЕСПЧ, российских нормах об ответственности за безопасность задержанного лица, при обжаловании рекомендуется подготовить максимально короткую жалобу, в которой будет только один основной аргумент (об игнорировании аргументации, основанной на практике ЕСПЧ).

В таком случае у второй инстанции не будет возможности этот аргумент обойти. Если в жалобе будет множество доводов разной силы, то, основываясь на существующей практике, с большой долей вероятности можно утверждать, что суд апелляционной инстанции ответит только на часть аргументов, проигнорировав самое главное.

В случае частичного удовлетворения иска при обжаловании нужно сосредоточить аргументацию также на несоразмерной нарушению сумме компенсации. При этом, помимо прочего, можно ссылаться на практику ЕСПЧ в подобных ситуациях.

Контакты

В случае если у Вас есть практика по взысканию подобной компенсации или вы собираетесь подать такой иск, вы можете обратиться с вопросами по электронному адресу: [email protected] — Брестеру Александру; [email protected]  — Новиковой Асмик

Приложения

В приложениях представлены материалы судебных дел, которые являются примером взыскания компенсации за телесные повреждения, полученные в момент нахождения под юрисдикцией государства. Приложение 1 и 2 – материалы дел, которые велись лично автором данного пособия. Приложения 3 и 4 – примеры, найденные через работу с опубликованной практикой судов общей юрисдикции. Ряд приложений содержит комментарии, которые мы посчитали нужным сделать для акцентации внимания на важных аспектах технологии, а также для пояснения некоторых моментов, которые не были описаны выше.

Не следует воспринимать приложенные исковые заявления, жалобу как образцы. Более того, по прошествии времени автор был бы рад написать более совершенный текст. Скорее, это некоторый пример, который можно взять за основу и подготовить свои документы с учетом обстоятельств конкретного дела и всех тех рекомендаций, которые были изложены выше.