Семинар:
«Юридические техники защиты права на условия этапирования заключенных»

Фонд «Общественный вердикт»

Авторы:
Александр Брестер, Виктория Брестер, Виктория Дерменева, Асмик Новикова

РАБОЧАЯ ТЕТРАДЬ

Описание семинара

Условия перевозки заключенных в России признаны ЕСПЧ системной проблемой в пилотном постановлении «Томов и другие против России» № 18255/10 от 09.04.2019 года. В свою очередь, в 17.03.2020 года ЕСПЧ вынес решение по делу «Шмелев и другие против России», в котором установил наличие в России эффективного компенсаторного механизма по обжалованию условий содержания в местах лишения свободы. Суд пришел к такому выводу в связи со внесенными в КАС РФ изменениями. В частности, в связи с добавлением статьи 227.1, которая как раз и дает возможность требовать компенсацию за плохие условия содержания в национальной
юрисдикции.

Настоящий семинар направлен на изучение судебной практики ЕСПЧ и обжалования условий перевозки заключенных в рамках 227.1 КАС РФ. Мы расскажем, что такое этапирование, зачем нужны пилотные постановления, как составить «идеальную» жалобу по перевозкам в ЕСПЧ, чем отличаются иски об условиях перевозки от других исков, и какие доказательства собирать для подкрепления такого иска.

Содержание

1. Этапирование в России

Транспортировка заключенных — отдельная «экономика», которую как самостоятельную задачу решают и ФСИН России, и МВД России. Транспортировка заключенных фактически не была реформирована и сохраняет все черты советского периода, когда система этапирования была создана и налажена.

Действующее законодательство требует, чтобы заключенные отбывали наказания в тех же регионах, в которых они проживали, или в соседних, так, чтобы контакты с семьей были сохранены.

Осужденные к лишению свободы отбывают наказание в исправительных учреждениях в пределах территории субъекта Российской Федерации, в котором они проживали или были осуждены (часть 1 статьи 73 УИК РФ). Осужденные к лишению свободы должны отбывать весь срок наказания, как правило, в одном исправительном учреждении.

Одной из системных задач, которую Российская Федерация должна решить в рамках исполнения пилотного постановления «Томов и др. против России» — на практике отказаться от назначения мест отбывания наказания за пределами регионов проживания осужденных.

Вероятно, по этой причине в апреле 2020 года в уголовно-исполнительный кодекс внесли норму, которая позволяет заключенным просить назначить им место отбывания наказания в том регионе, где проживают его близкие родственники. Это мера позволила говорить о том, что УИК привели в соответствие с международными стандартами, которые требуют сохранения социальных связей заключенного. На самом деле, эта норма не привнесла ничего принципиально нового.

«2. По письменному заявлению осужденного к лишению свободы либо с его согласия по письменному заявлению одного из его близких родственников по решению федерального органа уголовно-исполнительной системы при наличии возможности размещения осужденного он может быть направлен в исправительное учреждение, расположенное на территории субъекта Российской Федерации, в котором проживает один из его близких родственников, либо при невозможности размещения осужденного в исправительном учреждении, расположенном на территории указанного субъекта Российской Федерации, в исправительное учреждение, расположенное на территории другого субъекта Российской Федерации, наиболее близко расположенного к месту жительства данного близкого родственника, в котором имеются условия для размещения осужденного.» 1

1 Федеральный закон от 1 апреля 2020 г. № 96-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации», https://rg.ru/2020/04/03/fz-96-dok.html

Но экстерриториальный принцип, часть советского пенитенциарного наследия и де-юре отмененный действующим уголовно-исполнительным законодательством, фактически сохраняется. Нередко заключенные отбывают наказание на очень дальних расстояниях от места жительства. По этой причине, основа этапирования в России — все еще железнодорожный транспорт, а длительность перевозок напрямую зависит от их дальности.

Сетка распределения колоний по стране сложилась в советское время. В системе ГУЛАГ колонии строили в удаленных и малонаселенных частях страны. Этот принцип до сих пор актуален, несмотря на то, что постепенно ФСИН закрывает колонии, оптимизирует свои «фонды», строит исправительные центры и т.п.

Колонии расположены не только в труднодоступных местах, но и неравномерно по стране. Например, в Москве работают 6 СИЗО при общей численности населения 22 000 0000 человек, в то время как Республика Коми имеет вдвое больше учреждений на 900 000 человек.

Сохраняются «колонийские» регионы — Республика Коми, Красноярский край, Иркутская и Свердловская области, Республика Мордовия и т.п. Такие кластеры «тюрем» влияют на интенсивность перевозок в этих регионах.

Сейчас в УИС исправляет 478 182 чел. (данные на 1 мая 2021 года, -4 650 чел. к 01.01.2021). Инфраструктура ФСИН состоит из 666 колоний, из них 7 колоний для пожизненно-осужденных, 23 колонии для несовершеннолетних, 106 колоний-поселений, 13 домов ребенка, 108 исправительных центров, 8 тюрем. Трудятся 295 968 чел., в том числе начальствующий состав – 225 285 человека. То есть на каждого заключенного приходится 0,6 сотрудников2.

Такая конфигурация УИС оказывает влияние на условия транспортировок заключенных.

Кроме того, транспортировки включают в себя не только этап из СИЗО в колонию, но и поездки в суд и обратно в СИЗО, перевозки между СИЗО и ИВС, доставление на следственные действия и т.д. Время одной перевозки может варьироваться от 15 минут до нескольких недель. При судебных разбирательствах количество перевозок может достигать нескольких сотен.

Условия перевозок чаще всего не отвечают минимальным приемлемым стандартам. Даже если строго соблюдать требования российского законодательства, условия не будут достигать современных стандартов по их нижней границе.

В пилотном постановлении «Томов и другие против России»3 признал наличие структурной проблемы и поставил конкретные задачи по реформированию системы перевозок.

2 Статистическая информация ФСИН России; https://fsin.gov.ru/structure/inspector/iao/statistika/Kratkaya%20harka%20UIS/
3 Томов и другие против России. Жалоба № 18255/10 ; текст постановления, Планы действий правительства России, резолюции Комитета министров — http://hudoc.exec.coe.int/eng?i=004-52617

2. Пилотное постановление Томов и другие против России

В деле «Томов и другие против России» ЕСПЧ признал наличие структурной проблемы, воспроизводящей однотипные нарушения прав заключенных во время транспортировки между учреждениями уголовно-исполнительной системы, а также при конвоировании заключенных в суды. Условия этапирования/транспортировки ЕСПЧ признал ненадлежащими, приводящими к жестокому и унижающие человеческое достоинство обращению. ЕСПЧ также признал, что в России отсутствует эффективное средство правовой защиты, которое позволяет как прекратить нарушение, так и взыскать компенсацию постфактум.

ЕСПЧ в пилотном постановлении ссылается на уже существующий объем жалоб, где была зафиксирована проблема перевозок заключенных. В частности, это дела «Худоеров против России», «Идалов против России», «Гулиев против России». На момент рассмотрения дела в ЕСПЧ было около 55 аналогичных уже принятых жалоб и 680 поданных жалоб. Непрекращающийся и большой поток однотипных жалоб в сочетании с разбросанностью нарушений по всей географии России ЕСПЧ оценил как подтверждение наличия структурных проблем. Кроме того, суд подчеркнул, что власти России отказались предоставлять План действий по исполнению предыдущего постановления Гулиев против России, сочтя подготовку и имплементацию такого плана ненужной (§179), несмотря на то, что воспроизводство нарушений происходило именно в силу исполнения действующих норм, а не по причине каких-то возникших конкретных (случайных или исключительных) обстоятельств (§178 постановления). Эффективного средства правовой защиты, которое позволило бы заключенным компенсировать состоявшееся нарушение их прав в России, не удалось создать в течение 6 лет, несмотря на обязательство страны имплементировать пилотное постановление «Ананьев и другие против России», которое требует создания национального компенсаторного механизма. Отказ государства предоставить материалы, которые суд запросил на стадии коммуникации, привел к тому, что суд признал нарушение статьи 38 Конвенции.

Как следствие было принято решение применить пилотную процедуру и тем самым обязать государство-ответчик изменить на практике условия перевозок.

Пилотное постановление содержит прямые указания для страны ответчика, в каких направлениях должны быть приняты меры для решения структурной проблемы.

• обеспечение на практике стандарта, заявленного в статье 73 Уголовно-исполнительного кодекса, на размещение заключенных в ближайших к дому (семье, родственникам) пенитенциарных учреждениях, и соответственно, сокращение дальности и длительности перевозок
• изменить законодательство и привести в соответствии со стандартами ЕКПП условия перевозок. Для этого обновить или заменить имеющийся парк машин и железнодорожные составы. Отказаться от использования «стакана» в автозаках и балок (поперечных полок) в многоместных купе, которые не позволяют выпрямиться в полный рост. Кроме того, индивидуализировать условия перевозок для заключенных с особым соматическим и/или ментальным статусом.
• сделать доступными эффективные средства правовой защиты, которые позволят заключенным предупредить будущие нарушения и/или компенсировать случившиеся.

2а. Стандарты перевозок

Международные стандарты

Национальные стандарты

Источники

1) Минимальные стандартные правила обращения с заключенными (приняты на первом Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, состоявшимся в Женеве в 1955 году, и одобрены Экономическим и социальным Советом в его резолюции 663 С (XXIV) от 31.07.1957 и 2076 (:LXII) от 13.05.1977. В редакции от 2016 года – Правила Нельсона Манделы.
2) Европейские пенитенциарные правила Комитета Министров Совета Европы
3) Постановления ЕСПЧ
Худоеров против России от 08.11.2005
Гулиев против России от 19.06.2008
Власов против России от 12.06.2008
Старокадомский против России от 31.07.2008
Селезнев против России от 26.06.2008
Идалов против России от 22.05.2012
Воиси против Румынии от 10.06.2014
Томов и другие против России от 09.04.2019

Приказ Министерства Юстиции и Министерства Внутренних дел 24 мая 2006 года (№ 199дсп / 369дсп «Об утверждении Инструкции по служебной деятельности специальных подразделений уголовно-исполнительной системы
по конвоированию» ) известно о поправках, внесенных совместным приказом № 236дсп / 900дсп от 22 октября 2008)

Минимальные стандарты

1. Личное пространство

При перевозке задержанных в спецавтотранспорте (далее – Автозаки) на транспортных средствах на одного человека должно приходится более 0,5 м² площади.

Для длительных поездок / дальних расстояний — в отсеках/камерах должно быть не менее 0,6 м² личного пространства. Высота помещения должна быть разумного уровня, чтобы человек мог встать в полный рост.

Маршруты должны быть установлены с целью минимизации количества перемещений и увеличения количества заключенных, которых можно перевозить вместе. Норма посадки в спецавтомобиль грузоподъемностью 1,5-2 тонн до 13 человек, 2,5-3 тонн — до 21 человек, 4 тонн — до 36 человек.

Количество категорий заключенных спецавтомобиле рассчитывается исходя из количества камер.

Норма посадки заключенных в спецвагон определяется из расчета по 10 человек в большие камеры и по 4 человек в малые камеры.

При размещении в камерах спецвагона беременных женщин или женщин с детьми до трех лет нормы посадки сокращаются на 50%. При конвоировании заключенных в спецвагоне не более 4 часов допускается посадка в большие камеры до 16 человек и в малые до 6 человек. Количество категорий заключенных в спецвагоне до 6 категорий.

(Вещи заключенные берут с собой в камеру).

2. Сон

Отдельное спальное место для каждого заключенного при ночных транспортировках. Заключенные должны быть обеспечены матрасами и простынями / одеялами во время поездки. При длительной транспортировке нельзя прерывать 8-часовой сон систематическими плановыми проверками.

При транспортировке в спец вагонах, заключённых проверяет часовой как минимум каждые 2 часа. Проверка происходит с использованием электрического фонаря или переносной электролампы. При проверке заключенные перемещаются по камере.

В ночное время в цельнометаллических вагонах осмотр камер, кроме тех, в которых содержатся лица, склонные к побегу и нападению, помощник начальника караула организует без перемещения заключенных.

При конвоировании по рекам внутренние осмотры помещений заключенных производятся начальником караула ежечасно. При конвоировании на морских суднах и в пути следования осмотры не производятся.

3. Оборудование транспортных средств

Транспортные средства должны быть оборудованы подходящими средствами отдыха (скамейки)

______

4. Питание и питьевая вода

Должны быть приняты необходимые меры для обеспечения заключенных питьевой водой по мере необходимости и, для дальних поездок / расстояний, едой с соответствующими интервалами.

Заключенные обеспечиваются органом-отправителем индивидуальным рационом питания на пути следования. При задержке караула в пути – следственным изолятором, ИК, расположенным на маршруте конвоирования. Питьевой водой заключенные обеспечиваются по необходимости. На ж\д маршрутах заключенные обеспечиваются также горячей водой для гидратации индивидуального рациона питания. При конвоировании женщин с детьми до трех лет, беременных женщин свыше 5 месяцев – им разрешается подогревать (готовить) питание на кухне караула.
В рейсовых самолетах, где пассажирам предлагается питание и напитки, выдача их заключенным производится с разрешения начальника караула.

5. Освещение, отопление, вентиляция

Все транспортные средства должны быть чистыми, достаточно освещенными, вентилируемыми и соответствующим образом отапливаемыми.

______

6. Санитарные потребности

В контексте длительных транспортировок следует принимать меры, позволяющие заключенным иметь доступ к санитарным удобствам или возможность удовлетворять естественные потребности в условиях достаточной приватности, гигиены и достоинства. При автомобильных транспортировках для этих целей предполагается организация регулярных остановок.

При конвоировании автотранспортом, делаются остановки через каждые 2-3 часа для осмотра автотранспорта и справления конвоируемыми естественных потребностей в местах УИС или при их отсутствии в местах, позволяющих осуществить надежную охрану конвоируемых и скрыть их от глаз посторонних.

Вывод в туалет на ж\д транспорте, на борту воздушного судна и водного транспорта производится по просьбе конвоируемых и только по одному. При этом, когда заключенный находится в туалете, конвоир обязан вести за ним постоянное наблюдение через смотровое окно или полуоткрытую дверь.

7. Безопасность

Все транспортные средства должны быть чистыми, достаточно освещенными, вентилируемыми и соответствующим образом отапливаемыми.

______

2б. Основные моменты:

1. Подходы ЕСПЧ к оценке условий перевозки

Оценка комплексная, учитывающая не одно конкретное условие перевозки, а их сочетание и одновременное действие

Суд повторяет, что оценка того, имело ли место нарушение статьи 3, не может быть сведена к исключительно числовым показателям пространства, предоставленного задержанному во время транспортировки. Только всеобъемлющий подход к анализу конкретных обстоятельств дела может дать картину реального ситуации перевозимого лица.

Если перевозка состоит из нескольких этапов и способов транспортировки, то условия содержания должны оцениваться в общей длительности и последовательности. (Из постановления: «Все четыре заявителя были доставлены на железнодорожную станцию и обратно в многоместных камерах стандартного тюремного фургона. В каждом случае время в пути составляло от одного до двух с половиной часов, и каждый заключенный имел в своем распоряжении менее 0,5 кв.м. площади. Рассматриваемые по отдельности, такие условия, вероятно, не достигли бы порога серьезности, требуемого для применения статьи 3, из-за их относительно короткой продолжительности и того факта, что они были единичными случаями. Однако в настоящем случае такие перевозки в тюремном фургоне непосредственно предшествовали или следовали за железнодорожной перевозкой в условиях, которые представляли собой бесчеловечное и унижающее достоинство обращение»).

Формальное соблюдение внутрегосударственных правил не имеет решающего значения для оценки ЕСПЧ.

2. Нижняя граница стандарта

Нарушение действительно имеет место, когда при перевозке на одного человека приходится менее 0,5 м2 площади.

Такие нарушения статьи 3 могут быть опровергнуты только в случае кратковременной или единичной транспортировки. Напротив, пагубные последствия переполненности транспорта, длительные и частые транспортировки должны рассматриваться в качестве факторов, которые делают аргументы заявителя о нарушении более сильными.

3. Дополнительные факторы, усугубляющие положение этапируемых и приводящие к признанию
нарушения статьи 3: 

• Низкая высота потолка, особенно в одиночных камерах, вынуждающая заключенных пригибаться (Из постановления: «Количество заключенных превышало число доступных спальных мест в камере вагонзака. «Мостовая» койка никак была сшишком короткой для
обычного человека и не могла служить спальным местом. Будучи расположенной на уровне груди, она мешал движению в уже переполненном купе и мешала пассажирам стоять в вертикальном положении»);
• Недостаточная защищенность от внешних температур, когда камеры заключенных недостаточно обогреваются или вентилируются (Из постановления: «Суд отмечает, что система отопления вагона для заключенных не функционировала, пока поезд стоял
неподвижно. Как следствие, заявители провели по меньшей мере пятнадцать часов взаперти в неотапливаемом отсеке при минусовых температурах наружного воздуха»);
• Неспособность организовать отдельное спальное место для каждого заключенного;
• Неспособность обеспечить достаточный запас питьевой воды и пищи
• Неспособность обеспечить доступ к туалету (Из постановления: «Два посещения туалета и три стакана воды в день в течение всей поездки продолжительностью в шестьдесят два часа не могут считаться адекватной организацией транспортировки»).

3. Пилотная процедура. Пилотное постановление Ананьев и другие против России.

3а. Пилотная процедура

Задача ЕСПЧ – повысить свою «пропускную способность», то есть способность с достаточной скоростью и без ущерба для качества рассматривать поступающие жалобы.

Решили эту задачу за счет дифференциации порядка рассмотрения жалоб разного типа. Например, очевидно неприемлемые жалобы рассматриваются одним судьей, а повторные жалобы, не ставящие новых вопросов толкования Конвенции, рассматриваются комитетом из трех судей.

Пилотная процедура предназначена для рассмотрения жалоб, указывающих на существование так называемых системных проблем в законодательстве или правоприменительной практике государства. Суть пилотной процедуры состоит в том, чтобы на примере одной жалобы выявить системную проблему и предотвратить подачу большого числа аналогичных жалоб в ЕСПЧ. К системным проблемам относят те дефекты правовой сферы, которые затрагивают или могут затронуть права и свободы большого числа людей и вызвать массовые обращения в ЕСПЧ.

Особенности пилотной процедуры описаны в Правиле 61 Регламента ЕСПЧ. В соответствии с этим правилом, конкретная жалоба может быть рассмотрена в качестве пилотного дела, если фактические обстоятельства, на которых она основана, указывают на существование в государстве «структурной или системной проблемы или иной схожей дисфункции, которая стала основанием или может стать основанием для аналогичных жалоб».

Пилотная процедура может быть инициирована по просьбе одной или обеих сторон дел, а также ЕСПЧ по его собственному усмотрению. Жалоба, выбранная в качестве пилотной, рассматривается в приоритетном порядке. Важно отметить, что прежде чем инициировать процедуру пилотного постановления, Суд должен в первую очередь запросить мнения сторон о том, вызвана ли рассматриваемая жалоба существованием такой проблемы, а также о том, приемлемо ли рассматривать жалобу в рамках этой процедуры.

Пилотная процедура может завершиться мировым соглашением или вынесением пилотного постановления. Обязательным условием мирового соглашения по пилотным делам является обещание государства-ответчика принять меры для решения системной проблемы и для восстановления прав и свобод лиц, затронутых этой проблемой. В решении по пилотному делу (пилотное постановление) ЕСПЧ должен описать существо системной проблемы, а также указать на возможные меры, которые государство-ответчик может принять для разрешения этой проблемы.

В пилотном решении могут быть обозначены сроки для принятия тех или иных мер. Приняв пилотное решение по одной жалобе, ЕСПЧ может заморозить рассмотрение аналогичных жалоб до принятия государством мер по разрешению системной проблемы и восстановлению нарушенных прав и свобод. Если принятые государством меры приводят к разрешению таких жалоб на национальном уровне, они вычеркиваются из перечня дел, подлежащих рассмотрению ЕСПЧ.

ЕСПЧ может возобновить рассмотрение «замороженных» жалоб, в частности, если государство в оговоренные сроки не принимает мер по решению системной проблемы и восстановлению прав затронутых ею людей.

В соответствии с Правилом 4 Регламента Комитета министров Совета Европы о порядке надзора за исполнением постановлений ЕСПЧ и условий мировых соглашений, Комитет министров рассматривает исполнение пилотных решений ЕСПЧ в приоритетном порядке.

Впервые «пилотная» процедура была описана ЕСПЧ в 2003 году в документе, подготовленном в ходе разработки Протокола 14 к ЕКПЧ, и представленном в Руководящий комитет по правам человека для анализа. В 2004 году Комитет Министров принял резолюцию о постановлениях, обнаруживающих системную проблему. В этой резолюции ЕСПЧ было рекомендовано по возможности указывать в своих постановлениях, какая системная проблема является причиной нарушения, и в чем источник этой проблемы, для того, чтобы помочь государствам-участникам ее разрешить, а Комитету Министров – контролировать исполнение постановления. Уже через месяц после опубликования резолюции и прилагающейся к ней рекомендации, ЕСПЧ вынес первое «пилотное» постановление по делу Брониовский против Польши.

3б. Пилотное постановление «Ананьев и другие против России»

10 января 2012 года ЕСПЧ вынес пилотное постановление по делу Ананьев и другие против России (жалобы № 42525/07 и 60800/08) , речь в котором идет о проблеме условий содержания в российских следственных изоляторах.

Обстоятельства дела и постановление Суда Заявителями по жалобам были российские граждане Сергей Ананьев, Геннадий Баширов и Гюльнара Баширова, которые в период с 2005 по 2008 год содержались в СИЗО в Смоленске и Астрахани. Как и многие другие российские граждане, обращавшиеся в Суд с данной проблемой, заявители жаловались на то, что камеры, в которых они содержались, были постоянно переполнены. Также они отмечали, что их обращения в различные органы не привели ни к улучшению условий содержания, ни к адекватной компенсации за нарушение их прав. Так, в 2007 году г-н Ананьев провел почти два месяца в пятнадцатиметровой камере смоленского СИЗО. Камера была рассчитана на 13 человек, но фактически большую часть времени в ней содержалось от 15 до 21 заключенных. Г-н Баширов и г-жа Баширова содержались в разных камерах астраханского СИЗО и также утверждали, что они были переполнены, ссылаясь в подтверждение, в том числе, на доклады Уполномоченного по правам человека в Астраханской области. Рассматривая дело, Суд изучил применимое российское законодательство, а также статистику по следующим позициям:

• процент удовлетворения и отказа в удовлетворении судами ходатайств о применении меры пресечения в виде заключения под стражу,
• процент продления и отказа в продлении срока содержания под стражей,
• количество дел, в которых обвиняемый находился под стражей к началу судебного разбирательства,
• общее количество лиц, в отношении которых был вынесен обвинительный приговор, и
• общее количество оправданных лиц.

Кроме того, Суд в постановлении привел основные положения Федеральной целевой программы «Развитие уголовно-исполнительной системы (2007-2016 годы)», а также ряда международных документов по теме условий содержания.

Отсутствие эффективных средств защиты

Как и во многих предыдущих делах, проанализировав законодательство и практику, Суд пришел к выводу о том, что в России не существует эффективных средств правовой защиты от бесчеловечных и унижающих достоинство условий содержания СИЗО. В порядке общего замечания Суд указал, что теоретически такое средство защиты может быть двух типов: «улучшение материальных условий содержания и компенсация за ущерб или вред, который был причинен в связи с такими условиями содержания» (П. 97 постановления).

Рассматривая конкретные средства правовой защиты, Суд отметил следующие:

• Обращение с жалобой к начальнику учреждения не является эффективным. В обязанности этого должностного лица входит обеспечение должных условий содержания. Таким образом, при рассмотрении жалобы на условия содержания начальнику учреждения необходимо будет установить, хорошо ли он справляется со своими обязанностями и соблюдает ли законодательство. Поэтому Суд счел, что данное средство защиты не отвечает требованию независимости.
• Обращение с жалобой в прокуратуру также не является эффективным в связи с тем, что процедура рассмотрения таких жалоб не предполагает участия заявителя жалобы; он лишь вправе получить информацию о мерах, принятых прокуратурой по жалобе. Кроме того, законодательство не предусматривает обязанность прокурора рассмотреть жалобу и лично заслушать заявителя. Так, во многих делах, рассмотренных Судом, жалобы заявителей на условия содержания в прокуратуру и вовсе оставались без ответа.
• Обращение с жалобой к уполномоченному по правам человека также не рассматривается Судом в качестве эффективного средства защиты, так как уполномоченный не может выносить обязательные для органов власти решения, то есть не может обязать начальство изолятора улучшить условия содержания или назначить заявителю компенсацию.
• Обращение в суд с жалобой на условия содержания Суд считает неэффективным на практике, так как отсутствует позитивная судебная практика. Даже если суд вынесет решение об устранении нарушения, начальство отдельного изолятора не может на практике улучшить условия содержания из-за системного характера проблемы — перенаселенности изоляторов.
• Обращение в суд за компенсацией, по мнению Суда, неэффективно, так как такой иск не будет иметь достаточных шансов на успех – присуждение компенсации, в соответствии с законодательством, зависит от установления незаконности действий должностных лиц, а также их вины. Однако даже если все нормы в отношении условий содержания, предусмотренные законом, соблюдены, условия все равно могут быть нарушением статьи 3 Конвенции. Кроме того, даже если какие-то нормы в отношении условий содержания нарушены, суды не устанавливают виновность в этом конкретных должностных лиц, а ссылаются на недостаточность финансирования пенитенциарной системы. В целом Суд отмечает излишне формалистический подход российских судебных инстанций к таким искам о компенсации. В тех же делах, где компенсация была присуждена, она была слишком небольшой по сравнению с суммами, назначаемыми Европейским Судом в таких делах.

Нарушение права не подвергаться бесчеловечному и унижающему достоинство обращению

Обобщив свою практику по российским делам в отношении условий содержания, в частности, перенаселенности тюрем и прочих условий (прогулок, освещения и вентиляции, санитарных условий), Суд пришел к выводу, что данном деле имело место нарушение статьи 3 Конвенции. Так, Суд установил, что г-н Ананьев и г-н Баширов содержались в камерах, где на человека приходилось менее 2 метров пространства, а количество заключенных превышало количество спальных мест. Заключенные все время проводили в камере за исключением ежедневной часовой прогулки. Кроме того, заявители принимали пищу в непосредственной близости от ничем не отгороженного туалета.

Меры по исполнению постановления Суда

Со времени вынесения в 2002 году первого постановления, касающегося условий содержания в изоляторах, Суд приходил к выводу о нарушении статьи 3 связи с бесчеловечными или унижающими условиями содержания в более, чем 80 делах. Хотя эти дела касались разных регионов России, во всех набор проблем более или менее одинаков:

• недостаточность пространства и спальных мест,
• ограниченное поступление дневного света и свежего воздуха в камеры,
• невозможность уединиться при пользовании туалетом.

Такая ситуация возникает в результате плохого функционирования российской пенитенциарной системы и затрагивает огромное количество людей, содержащихся в следственных изоляторах по всей России. Существование структурной проблемы в связи с перенаселенностью тюрем признается и органами Совета Европы, и российскими властями. В связи с большим количеством дел, их повторяемостью, масштабом и структурной природой проблемы, Суд принял решение применить процедуру пилотного постановления и дать конкретные указания с тем, чтобы помочь российским властям и Комитету Министров в его исполнении.

Способы улучшения условий содержания

Изначально Суд отметил, что некоторые меры по улучшению условий содержания могут быть приняты уже в краткосрочной перспективе и не требуют значительных финансовых затрат. Например, власти могут повесить шторки или поставить стенки вокруг туалетов, убрать с окон сетку, не пропускающую дневной свет, и увеличить количество банных дней.

Помимо указанных срочных мер российским властям по указанию Суда надлежит разработать комплексный подход к решению проблемы перенаселенности СИЗО. Такой подход должен включать в себя изменения в законодательстве, практиках и отношении должностных лиц к проблеме условий содержания. Хотя Суд и не может дать властям исчерпывающие указания о содержании такой комплексной реформы, он обозначил вопросы, которым должно быть уделено особое внимание. Слишком частое использование заключения под стражу в качестве меры пресечения, по мнению Суда, является основной причиной перенаселенности изоляторов. Российская статистика показывает, что ходатайства о заключении под стражу удовлетворяются судами в более 90% дел, а более мягкая мера пресечения в виде залога применяется исключительно редко. При этом, как показывает практика самого Суда, длительное содержание под стражей зачастую применяется без должного обоснования. Заключение под стражу допускается, только если суд с учетом конкретных обстоятельств дела установил, что (а) в отношении лица имеется обоснованное подозрение в совершении преступления, (б) есть значительный риск того, что обвиняемый скроется, совершит новые преступления, помешает расследованию или будет угрожать общественному порядку, и (в) невозможно применить более мягкую меру пресечения, например, залог. При этом Суд особо отметил, что любые изменения в законодательстве должны сопровождаться эффективными мерами по их внедрению в
правоприменительную практику.

Учитывая, что комплексная реформа может занять значительное время, Суд рекомендовал ряд временных мер для улучшения ситуации в следственных изоляторах. В частности:

• установление максимального лимита наполняемости для каждого СИЗО, который будет не ниже российской нормы в 4 кв. м на человека, и периодически пересматривать его;
• наделение начальника СИЗО правом не принимать осужденных при превышении максимальной наполняемости учреждения;
• прокуроры и начальники СИЗО должны выявлять заключенных, которых можно освободить (например, если срок их содержания под стражей подходит к концу, или в этой мере более нет необходимости), и подавать ходатайства о немедленном освобождении / изменении меры пресечения.

Создание эффективных средств правовой защиты

Помимо мер, направленных непосредственно на улучшение условий содержания, российские власти должны создать эффективные средства правовой защиты от такого типа нарушений. Такие средства защиты должны быть нацелены на пресечение нарушений и их предотвращение («превентивные средства защиты»), а также позволять заявителю получить компенсацию за те лишения, которые он уже претерпел («компенсаторные средства защиты»).

Обращение с жалобой к прокурору на бесчеловечные условия содержания может стать превентивным средством защиты. Для этого заявитель жалобы должен иметь полноценную возможность участвовать в процедуре: комментировать ответ начальника учреждения на его жалобу, задавать ему вопросы и подавать дополнительные замечания прокурору. Эта процедура не обязательно должна быть устной или публичной. Однако у прокурора должна быть обязанность вынести по жалобе решение в разумный срок.

Обращение в суд с жалобой на условия содержания в порядке главы 25 Гражданского процессуального кодекса также может быть эффективным средством защиты. Однако Европейский Суд полагает, что если российский суд признает те или иные аспекты содержания под стражей незаконными, у заключенного должна быть возможность получить компенсацию в рамках той же самой процедуры.

Кроме того, суды должны быть наделены полномочиями эффективно разрешать проблему массового нарушения прав заключенных в связи с бесчеловечными условиями содержания, а не только констатировать наличие нарушения. Также должно быть обеспечено исполнение решений судов, вынесенных по итогам данной процедуры. В частности, должностные лица, которые саботируют исполнение судебных решений, могут привлекаться к уголовной ответственности.

В отношении компенсаторных средств защиты Суд особо отметил, что каждый, кто содержался в бесчеловечных условиях, должен иметь право на денежную компенсацию. При этом на бывшего заключенного не может быть возложено чрезмерное бремя доказывания. В частности, если бесчеловечность условий содержания будет установлена, заявитель не должен доказывать вину в этом конкретных должностных лиц. Ни высокий уровень преступности, ни отсутствие финансирования не может рассматриваться в качестве обстоятельства, исключающего ответственность властей. Кроме того, такой судебный процесс в целом должен соответствовать требованиям справедливого судебного разбирательства, содержащимся в статье 6 Конвенции. Размер компенсации должен быть соизмерим с суммами, которые Суд присуждает по аналогичным делам. Данное средство защиты должно иметь обратную силу, то есть распространять свое действие и на периоды содержания под стражей, имевшие место до того, как оно было введено.

Подводя итог изложенному, Суд постановил, что:

• В течение шести месяцев после вступления постановления в силу российские власти должны совместно с Комитетом Министров разработать обязательный к исполнению временной график введения в действие эффективных средств правовой защиты, которые способны обеспечить предотвращение нарушений и выплату компенсации заключенным, которые обратились с жалобой на бесчеловечные условия содержания в Суд.
• Власти должны устранить нарушения в делах, касающихся условий содержания, которые в настоящее время находятся на рассмотрении Суда. Это может быть сделано, в частности, путем заключения мирового соглашения с заявителем. На это Суд дал властям срок в один год после вступления настоящего постановления в силу либо после даты, когда соответствующая жалоба была коммуницирована правительству, если этот срок наступает позже.
• Рассмотрение аналогичных дел после вынесения пилотного постановления не будет приостановлено Судом.

Новый национальный механизм компенсации

Через 8 лет компенсаторное средство — «Акт о компенсации»4 — был, наконец, принят в России. Теперь заключенному нужно доказать российскому суду сам факт плохих условий содержания, а не вину конкретного должностного лица. И компенсацию он получает в том же процессе, где устанавливается факт нарушения.

Уже 10 января 2020 года правительство России проинформировало ЕСПЧ о новом средстве правовой защиты. Европейский суд признал новый механизм эффективным и решил, что российские заключенные — в том числе по делу «Шмелев и другие» — должны сначала обратиться за справедливой компенсацией в российский суд.

На март 2020 года в производстве ЕСПЧ находилось 1450 жалоб на условия содержания в СИЗО и 3600 жалоб на условия содержания в колониях. ЕСПЧ уважает суверенитет стран—участниц Конвенции — и отталкивается от принципа доверия к добросовестности стран в исполнении принятых постановлений. Поэтому ЕСПЧ подтверждает, что новый российский механизм компенсации содержит гарантии состязательности судебного процесса, прямо доступен заключенным и дает им реалистичные шансы на успех.

4 ФЗ № 494 от 27 декабря 2019 О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ»

4. Решения о неприемлемости: Шмелев и другие против России, Кралин и другие против России. Условия содержания, которые требуют использования нового механизма

Шмелев и другие против России

В решении по делу «Шмелев и другие против России» (жалоба №41743/17 от 17 марта 2020 г.) ЕСПЧ признал, что «Акт о компенсации» (введение в действие статьи 227.1 КАС) является эффективным средством правовой защиты. Жалобы были признаны неприемлемыми.

Иными словами, добавилась еще одна ступень исчерпания: прежде чем обращаться с жалобой в ЕСПЧ на условия содержания, необходимо подать иск о компенсации в российский суд в рамках статьи 227.1 КАС РФ. В противном случае, ЕСПЧ будет считать уже имеющиеся в суде жалобы неприемлемыми и откажет в рассмотрении.

В частности, Суд пришел к выводу, что этот механизм является эффективным для тех:

1. Кто содержался в ненадлежащих условиях содержания под стражей или в исправительном учреждении;
2. Кем подана жалоба в ЕСПЧ на нарушение условий содержания, и
• ЕСПЧ вынес решение о неприемлемости из-за неисчерпания национальных средств правовой защиты, или
• дело еще не рассмотрено ЕСПЧ (нет решения о неприемлемости, или нет решения по существу).
3. Чья жалоба в ЕСПЧ касается перенаселенности, в том числе в совокупности с другими материальными условиями содержания

Эти три условия должны присутствовать одновременно.

При этом жалоба должна касаться нехватки личного пространства и перенаселенности в местах заключения (наряду или нет с другими нарушениями условий содержания).

Для тех, у кого уже была жалоба в ЕСПЧ на момент вынесения решения по делу Шмелева, был установлен срок для подачи исков в российские суды — до 24 июля 2020 года.

Кралин и другие против России

22 мая 2020 года ЕСПЧ опубликовал решение по делу «Кралин и и другие против России» (жалоба № 38708/13 и 112 других заявлений). Заключенные жаловались на нарушение статьи 3 Конвенции в связи с ненадлежащими условиями содержания в местах предварительного заключения и в колониях. Многие из них также жаловались на нарушение статьи 13 Конвенции – отсутствие эффективных средств правовой защиты.

Суд в Страсбурге признал неприемлемыми все 113 объединенных жалоб. ЕСПЧ посчитал, что эти дела ничем не отличаются от дела «Шмелев и другие против России» и поддержал уже выраженную им позицию о том, что в России появился новый механизм правовой защиты для получения компенсации за ненадлежащие условия содержания. Другими словами, надо сначала обратиться в российский суд.

При этом если жалоба содержит нарушения других условий содержания, кроме материальных (например, неоказание надлежащей медицинской помощи или нарушение условий этапирования), то ее все равно признают неприемлемой.

Решение по Кралину подтверждает, что ЕСПЧ будет признавать неприемлемыми те жалобы, где содержание в ненадлежащих условиях окончено. Причем оба условия должны присутствовать одновременно — нарушение материальных условий содержания* и оконченное нарушение**.

===

В жалобах, объединенных вместе с жалобой Кралина при рассмотрении, не всегда была заявлена проблема перенаселенности. Условия содержания, на которые жаловались заявители, оценивались в совокупности. Например, различные материальные условия содержания оценивались в совокупности с отсутствием медицинской помощи. В группе жалоб было одно дело, в котором заявитель жаловался на условия транспортировки вместе с условиями содержания — плохое питание, плохие условия личной гигиены, невежливое общение персонала, отсутствие достаточного доступа к прогулке на свежем воздухе (жалоба TOROPOV v Russia, application no.
21277/18).

*Этот термин употребляется как в ЕСПЧ, так и в национальном законодательстве (см., например, статью 23 ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» от 21.06.1995). Под материальными условиями содержания понимаются такие условия, которые касаются личного пространства, прогулом, санитарно- гигиенических и других бытовых условий, в том числе качества и достаточности пищи и
питьевой воды.

** Этот термин употребляется Европейским судом, а также на национальном уровне. Он означает, что события, на которые жалуется заявитель, окончены. В случае, если имеет место длящееся нарушение (например, если заявитель жалуется на условия содержания в нескольких СИЗО за определенный промежуток времени, то моментом окончания нарушения будет считаться дата, когда его выпустили из-под стражи в последнем месте содержания).

5. Приложения